Компания "Бизнес Контакт" - выставки в Монголии

Компания "Бизнес Контакт"
Иркутск, ул. Октябрьской Революции, д. 1,
м.т. 89149591011
info@expomongolia.ru, bizneskontakt@inbox.ru

 
Компания "Бизнес Контакт" » Новости Монголии » Особенности развития российско-монгольских отношений конца XX - начала XXI: проблемы и перспективы
на правах рекламы

Особенности развития российско-монгольских отношений конца XX - начала XXI: проблемы и перспективы

Автор: admin от 19-11-2016, 12:59
 (голосов: 0)

После вывода экономик из кризисного состояния 1990-х гг. Россия и Монголия пришли к выводу о необходимости реанимации более тесного взаимного сотрудничества.

 

Прежде всего, это было связано со стратегическими целями России в Азиатском регионе; новыми экономическими возможностями, представившимися для окрепшего российского бизнеса в растущей монгольской экономике с ее льготным налоговым законодательством; а также желанием Монголии увеличить, значительно упавший в 1990-е годы, свой экспорт в Россию и добиться от российского государства либерализации взаимной торговли для выведения ее на выгодный для себя уровень.

 

Таким образом, на современном этапе после длительного периода регресса 1990-х годов российско-монгольское сотрудничество вновь выходит на положительную динамику. С начала 2000-х гг. наблюдается процесс активизации российско-монгольских связей во всех областях и начало роста взаимного товарооборота.

 

Характерной особенностью нового пореформенного этапа сближения России и Монголии явилось то, что в новых условиях его стали обеспечивать, в первую очередь, не государство и центр, а частный бизнес и регионы СФО.

 

Сегодня более 70% всего российско-монгольского внешнеторгового оборота приходится на приграничное и региональное экономическое сотрудничество Монголии с сибирскими регионами.

 

В главных документах, заложивших правовую основу современных российско-монгольских отношений, таких как «Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве между Россией и Монголией от 20 января 1993г.», «Улан-Баторская Декларация от 14 ноября 2000 г.» и «Московская Декларация от 8 декабря 2006 г.» обе стороны одним из приоритетных направлений сотрудничества указывают региональное и приграничное взаимодействие. Страны призывают развивать и углублять этот процесс.

 

В Концепции внешней политики РФ отмечено, что приоритетом для России является «формирование пояса добрососедства по периметру российских границ». Концепцией национальной безопасности Российской Федерации также особо выделены национальные интересы России в приграничной зоне. Как известно, общая российско-монгольская граница составляет около 3,5 тыс. км и проходит через территорию четырех субъектов РФ (Республики Алтай, Тыва, Бурятия и Читинская область), следовательно, развитие добрососедских отношений и укрепление торгово-экономических связей с Монголией лежит в русле национальных интересов России.

 

Сегодня, когда расширение НАТО достигло европейских границ России, Украина погрязла в многолетнем политическом кризисе, Грузия представляет собой элемент непредсказуемости, важным представляется минимизировать угрозы на восточной части государственной границы России.

 

В условиях, когда КНР в ускоренном темпе наращивает свою экономическую мощь и политический вес на международной арене и являет собой не только крупного партнера для России в АТР, но и крупную угрозу для РФ в демографическом, экономическом и внешнеполитическом плане, важно учитывать монгольский фактор для построения будущих схем российско-китайских взаимоотношений.

 

Таким образом, Россия стратегически заинтересована в развитии отношений с Монголией в целях укрепления своих позиций в СВА и АТР в целом, а также в стабильном положении в пределах своей госграницы. Это подтверждают и Договор 1993 г., и Улан-Баторская декларация 2000 г., и Московская декларация 2006 г.

 

Значимость Договора 1993 г. заключается в том, что государства Россия и Монголия, закрепили в нем новый механизм всестороннего сотрудничества в кардинально изменившихся внутри- и внешнеполитических условиях и расставили приоритеты в политике относительно друг друга. Страны больше не связывали себя обязательствами военного и союзнического характера.

 

Таким образом, заключение данного Договора было необходимым на тот момент для правового закрепления обновленных российско-монгольских отношений. Кроме того, он послужил восстановлению взаимного доверия и сглаживанию российско-монгольских обострений конца 1980-х—начала 1990-х.

 

Однако Договор не стал стимулом для активного развития российско-монгольского сотрудничества. Напротив, после урегулирования резких противоречий при помощи данного документа, Монголия для России в системе ее внешнеполитической линии отошла на задний план. Ежегодно сокращавшийся товарооборот подтверждал это. На протяжении 1990-х гг. политика в отношении данной страны формировалась по остаточному принципу. Это было связано с тем, что на тот период обновленная Россия искала для себя новых партнеров и новые приоритеты во внешней политике, ориентированной, прежде всего, на Запад.

 

Вследствие того, что Монголия почти на десятилетние выпала из сферы интереса и влияния Российской Федерации за период 1990-х гг. в ней активизировались различные внешние силы, включая ведущие мировые державы. Опустевшая после «ухода русских» ниша была стремительно заполнена активным участием, прежде всего, Китая, а также США, Японии и Южной Кореи.

 

Таким образом, за 1990-е годы экономические и политические позиции России в Монголии, вытесненные другими государствами, крайне ослабли, что не могло не вызвать опасение у российского государства и дало повод задуматься о стратегической стабильности на восточных рубежах страны.

 

С конца 1990-х гг. вновь был взят курс на возобновление тесных связей с Монголией, что также вписывалось в общее стремление нового руководства России по укреплению связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

 

После проведения подготовительной работы и согласительных процедур, в 2000 г. состоялся визит Президента В.В. Путина в Монголию. Это был первый визит российского лидера в Монголию за последние 23 года. Неудивительно, что при таком «внимании» монгольское государство выпало из сферы влияния России и быстро переориентировалось на Азию, Америку и Европу.

 

Однако Монголия в силу своего географического положения вынуждена считаться с интересами, прежде всего, двух своих соседей—Китая и России.

 

Кроме того, Монголия продолжает оставаться зависимой от российских нефтехимических и топливно-энергетических поставок, а также крупного государственного капитала России. АО «УБЖД» по-прежнему остается совместным российско-монгольским предприятием и имеет стратегическое значение для социально-экономического развития. Таким образом, Россия и Монголия заинтересованы в поддержании дружественных, добрососедских и партнерских отношений друг с другом.

 

Новому витку сближения двух государств способствовало то, что окрепший российских бизнес стал проявлять интерес к инвестированию в монгольскую экономики. Монголия обладает огромными запасами природных ресурсов, но в силу неразвитости инфраструктуры, большой территории, маленького населения и слабой экономики, зависимой от внешних кредитов, она вынуждена для освоения своих месторождений привлекать иностранные инвестиции.

 

До последнего времени монгольское законодательство предоставляло весьма льготные условия для иностранных инвесторов в сфере ведения бизнеса по разведке и освоению месторождений полезных ископаемых. Российские компании с конца 1990-х гг. стали активно использовать данное преимущество. Например можно отметить такие российские компании, как «Зарубежцветмет», «Росшпат», «Гоби-флюорит» и др. Также активно стал закрепляться в Монголии российский строительный бизнес. Наиболее яркие представители «Зарубежстрой в Монголии», «Инкон», «Орос байшн», «Стерх», «Улаанбаатар-менежмент» и др.

 

Другой причиной активизации российско-монгольского сотрудничества явилось то, что к концу 1990-х гг. перед Россией и Монголией встала задача повышения взаимного товарооборота, беспрецедентное снижение которого было связано с рядом внутренних и внешних факторов.

 

Во-первых, переход на свободные рыночные отношения, свертывание взаимной торговли по государственной линии, переход во взаиморасчетах на СКВ, увеличение налогообложения, рост внутренних тарифов и мировых цен привели к резкому удорожанию монгольских товаров и соответственно снижению их привлекательности для российского потребителя, покупательская способность которого была резко ослаблена в результате структурных изменений в экономике страны.

 

Во-вторых, в период 1990-х гг. как в России, так и в Монголии происходил процесс поиска своего места в новой международной расстановке сил и внедрения на мировой рынок. Россия как правопреемница СССР освободилась от содержания балласта монгольской экономики, а Монголия освободилась от «старшего брата», диктующего условия всей жизни государства. Таким образом, отдаление друг от друга и установление тесных связей с новыми партнерами привело к стабильной отрицательной торговой динамике.

 

Кроме того, к сближению Монголию подтолкнула крайняя ее заинтересованность в либерализации взаимной торговли для преодоления огромного отрицательного сальдо торгового баланса (в 2006 г. оно составило 500,7 млн. долл. США при общем российско-монгольском товарообороте в 590,1 млн. долл. США). Монголия с конца 1990-х гг. начала активно выступать за снижение тарифных и нетарифных барьеров со стороны России, что позволило бы ей увеличить свой экспорт в РФ.

 

Подписание Улан-Баторской декларации 2000 г. явилось результатом закономерного стремления выйти из состояния застоя в отношениях 1990-х гг., возобновить тесные контакты и всестороннее сотрудничество. Отличием от советского периода было то, что обновленные отношения строились на рыночных принципах и взаимовыгодной основе.

 

Можно констатировать, что за период 2000-2006 гг. Россия и Монголия вступили на качественно новый этап взаимодействия, укрепили торгово-экономическое сотрудничество, повысили взаимный товарооборот на 265,3%; значительно возросла доля российских инвестиций в Монголию, расширились культурные, научные и образовательные контакты.

 

Данные результаты с учетом регресса 1990-х гг. являются серьезным достижением, однако этого недостаточно для возобновления российского влияния в Монголии на необходимых для России позициях. Процесс укрепления связей должен постоянно подкрепляться и стимулироваться не только на региональном уровне, где он протекает естественным образом, но и, конечно, активным государственным участием.

 

Россия вынуждена сегодня соглашаться с тем фактом, что масштабная экономическая экспансия Китая, активное инвестирование монгольской экономики и взаимная торговля с США, Японией, Кореей и Германией (эти страны после КНР и РФ являются основными внешнеторговыми партнерами Монголии), популяризация в монгольском обществе прозападных идей, а также проявление нескрываемого военного интереса к монгольским территориям со стороны США, ущемляют интересы нашего государства в данном регионе.

 

Вследствие этого, работа по укреплению и развитию отношений с Монголией активно ведется на протяжении последних 8 лет. Постоянно осуществляются контакты по линии министерств и ведомств. По итогам взаимных визитов премьер-министров М.М. Касьянова в Монголию в 2002 г. и Н. Энхбаяра в Россию в 2003 г. были подписаны два Коммюнике, главным значением которых являлся вопрос урегулирования задолженности Монголии по кредитам, предоставленным бывшим СССР в переводных рублях. Списание «большого долга» говорит о серьезных намерениях России по усилению сотрудничества и укреплению своих позиций в Монголии.

 

Не менее значимым явилось подписание Монголией Протокола о завершении двусторонних переговоров по присоединению России к ВТО 5.10.2005 г. (Монголия является членом ВТО с 1997 г.). По мнению автора, к дальнейшей активизации сотрудничества с Монголией российское руководство также подстегнул визит Дж. Буша в Улан-Батор в ноябре 2005 г. Факт первого в истории визита Президента США в Монголию, предваренный рабочими визитами Глав Пентагона и Госдепа, красноречиво говорит о заявке Америки на отстаивание своих внешнеполитических и военных интересов в Монголии.

 

Кроме того, сегодня Монголия активно сотрудничает с НАТО, монгольский контингент участвует в боевых действиях Ираке, Афганистане. Однако нельзя сказать, что они это делают из глубокой солидарности с курсом, проводимым Северо-Атлантическим Альянсом. Главной причиной военного сотрудничества является возможность получения за службу по контракту крупных заработков, которые для Монголии являются весьма ощутимыми.

 

Вследствие вышеуказанных причин со второй половины 2000-х гг. Россия приняла решение еще более активизировать свою политику в Монголии. По итогам предварительных взаимных визитов Министров иностранных дел и премьер-министров в начале и середине 2006 г., в декабре состоялся визит Президента Монголии Н. Энхбаяра в Россию, итогом которого стало принятие нового документа – Московской декларации 2006 г., которая закрепляла обоюдное стремление к развитию и укреплению всестороннего сотрудничества.

 

Новым важным моментом явилось то, что по заявлениям В.В. Путина и С.В. Лаврова, сделанным в 2006 г., Россия придает особое значение началу нового этапа продвижения русского языка в Монголии и укреплению его позиций.

 

На сегодняшний день для России этот шаг представляется стратегически важным, поскольку на данном этапе в результате прекращения в 1990-е гг. масштабного преподавания русского языка в Монголии происходит процесс переориентации молодежи на изучение западных и восточных языков. Сегодня практически 70% старшего населения прекрасно владеют русским, однако среди молодого поколения этот процент довольно низок. Таким образом, если не уделить этой тенденции внимания, через два- три десятилетия в Монголии переродится штат управленцев, лидеров государственной власти и монгольской интеллигенции в целом, получивших образование в Советском Союзе, тяготеющих к России и говорящих на русском языке. Вследствие чего Россия может потерять это неоспоримое преимущество.

 

Тактической победой нашей дипломатии можно считать, что с 2006-2007 уч. года русский язык был введен в качестве обязательного для преподавания во всех школах Монголии с 7 класса как второй иностранный язык (первый иностранный – английский).

 

То, что монголами в этом качестве был избран не китайский, а именно русский язык говорит о серьезных намерениях Монголии по укреплению сотрудничества с Россией на долгосрочную перспективу.

 

Таким образом, Принятие Деклараций 2000 и 2006 годов базируется на желании развития и усиления взаимных отношений, обеспечивающих укрепление позиций России в СВА, достижение стабильной и добрососедской обстановки на протяжении 3,5 тыс. км госграницы, а также учет монгольских интересов во взаимной торговле и других сферах сотрудничества, и, кроме того, сокращение дисбаланса в российско-китайском влиянии на Монголию, поскольку сильный перекос в сторону КНР также не отвечает национальным интересам монгольского государства.

 

Процессу усиления развития российско-монгольского сотрудничества препятствует сегодня ряд факторов.

 

Одна из наиболее серьезных проблем сегодня – это высокие железнодорожные тарифы на экспорт и транзит Монголии по территории РФ. Российские цены на грузо- и пассажироперевозки более чем вдвое превышают монгольские.

 

В связи с тем, что Монголия не имеет выхода к морю, транспортная сеть автодорог не развита, а аэроперевозки требуют особых затрат, то железная дорога является главным путем для осуществления торговых операций Монголии с другими странами. Высокие российские цены на транспортировку и транзит снижают прибыль для Монголии, а также приводят к увеличению стоимости монгольских товаров, что делает их для россиян менее привлекательными.

 

Другая важнейшая проблема в наших отношениях – это тарифные ограничения по линии ФТС России на товары традиционного монгольского экспорта. Таким образом, высокие транспортные тарифы и таможенные пошлины приводят монгольскую продукцию к резкому удорожанию. На сегодняшний день доля импорта в общем российско-монгольском товарообороте составляет лишь 7,6%. В целом тарифные и нетарифные барьеры—это на сегодня главная проблема в российско-монгольской торговле. Вследствие этого Монголия имеет определенные надежды на скорое изменение ситуации в связи с предстоящим вступлением России в ВТО.

 

Поскольку одним из основных направлений во внешней торговле Монголии является экспорт мяса и мясопродуктов то для развития наших торговых отношений важным является согласование вопросов по режиму ветеринарного контроля и снижению количественных ограничений на ввоз мяса в Россию.

 

На сегодняшний день в связи с возникающими периодически проблемами с эпизоотическим состоянием Монголии, частыми являются запреты со стороны Правительства РФ на импорт монгольского мяса. Несмотря на то, что Россия неоднократно заявляла о необходимости повышения уровня сотрудничества в этой сфере, в то же время российское законодательство говорит о том, что РФ не собирается на данном этапе (до момента вступления в ВТО) устранять нетарифные барьеры. В частности, по Постановлению Правительства

РФ от 5 декабря 2005 г. №372 «Об импорте говядины, свинины и мяса домашней птицы в 2006—2009 годах» устанавливаются жесткие количественные ограничения на ввоз мяса из-за рубежа, причем основной приоритет в этом процессе отдается странам Евросоюза, также устанавливаются довольно высокие импортные пошлины. Таким образом, даже наиболее заинтересованным в монгольском мясе регионам Сибири довольно трудно стабильно осуществлять его импорт вследствие установления высоких пошлин и частых запретов на его ввоз.

 

Кроме того, актуальной проблемой, препятствующей наращиванию темпов и объемов взаимной торговли, является необустроенность дорожно-транспортной и таможенной инфраструктуры. На протяжении всей российско-монгольской границы в 3,5 тыс. км существует 10 КПП, из которых должным образом действует только 2 («Наушки—Сухбаатар» и «Кяхта—Алтанбулаг»). Остальные не функционируют в соответствии с приданным им статусом из-за необустроенности.

 

Решение этих вопросов сегодня представляется крайне важным для повышения эффективности российско-монгольской приграничной торговли. В Протоколе VII заседания Подкомиссии по региональному и приграничному сотрудничеству, а также в Протоколе XII заседания Российско-Монгольской Межправкомиссии было зафиксировано, что обе стороны заинтересованы в организации сезонных приграничных торговых ярмарок на территориях России и Монголии, прилегающих к КПП «Кяхта-Алтанбулаг», и в связи с этим необходимо инициировать перед Правительством РФ вопрос о внесении изменений в законодательство России, регулирующие таможенные и консульские отношения. То есть, стороны призывают к облегчению визового режима для участников региональной и приграничной торговли и снятию или применению льготных таможенных тарифов на период организации сезонных приграничных торговых ярмарок.

 

Помимо этого, Администрация свободной торговой зоны «Алтанбулаг» Монголии выступает с предложением о безвизовом въезде российских предпринимателей на ее территорию для стимуляции монголо-российской торговли в регионе.

 

Необходимо отметить, несмотря на то, что все вышеуказанные проблемы не раз обсуждались на самом высоком уровне, на данном этапе они остаются неразрешенными. Даже в принятой на встрече Президентов в Москве в 2006 г. Программе по развитию торгово-экономического сотрудничества на 2006-2010 гг., несмотря на ее благие цели, нет конкретики, не прописан подробный меха-низм реализации поставленных задач. К тому же, при существующей сегодня в России системе тарифных и нетарифных ограничений, несмотря на все усилия и взаимные декларации на данном этапе монгольскому торговому бизнесу реализоваться на российском рынке достаточно трудно.

 

Как следствие этого, возникает сегодня и еще одна проблема. Это вопрос неучета нелегальной торговли. Исследователь А. Даваасурэн обращает внимание на то, что высокие таможенные пошлины в России стимулируют сегодня всяческий уклон мелких предпринимателей из Монголии и Китая (т.н. «челноков») от декларирования своих товаров. Снижение пошлин способствовало бы оздоровлению мелкой торговли, что увеличило бы реальный объем официального товарооборота.

 

Несмотря на наличие немалых проблем, на сегодняшний день у России и Монголии есть определенный потенциал для развития сотрудничества и повышения эффективности взаимных связей.

 

Во-первых, по сей день остается нетронутым вопрос реконструкции и модернизации УБЖД. Сегодня споры между российской и монгольской сторонами на предмет субъекта финансирования данного проекта перешли в активную фазу. Россия предлагает в данном вопросе использовать институт связанного кредитования. Монголия в целом соглашается, но спорит о том, какое государство будет привлечено к данному процессу, поскольку США также изъявляет желание вложить в МЖД крупные целевые инвестиции.

 

Другим крупным направлением для России является продолжение работы в области горнорудной промышленности. Однако с недавним введением в Монголии нового налога на сверхприбыль чистая прибыль от работы в данной сфере существенно уменьшается, но, тем не менее, значимые выгоды сохранились. Кроме того, введение данного налога снизило инвестиционную привлекательность Монголии, что также дает возможность внедриться на дынный рынок российским компаниям в момент ослабления конкуренции.

 

Другим важным направлением может стать сотрудничество в сфере лесной промышленности. Общеизвестно, что в Монголии имеется недостаток лесов. А по данным Всемирного Банка за период с 1990-го по 2005 годы общие площади лесных массивов сократились на 12%. Известно, что по недавнему Постановлению Правительства РФ от 5.02.2007г. №75 «О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 23.12.2006 г. №795 в отношении отдельных видов лесоматериалов необработанных» ставки вывозных таможенных пошлин на круглый лес были серьезно подняты. Данное обстоятельство, хотя, безусловно, окажет положительное влияние на развитие лесного комплекса России, однако может затруднить сотрудничество с Монголией и другими государствами в данной сфере. Тем не менее, вследствие того, что и Монголии, и Китаю необходима деловая древесина, и какими бы не были наши ставки, для этих стран они в любом случае будут самыми выгодными по причине отсутствия прочих более выгодных предложений.

 

Автором были перечислены лишь самые крупные позиции и проекты, возможные для использования в перспективе без учета положительных тенденций уже сложившейся на сегодня системы взаимных поставок.

 

Ежегодно в Монголии повышается спрос на российскую продукцию, причем не только жизненно-необходимых топливного и нефтехимического комплексов, но и других отраслей народного хозяйства.

 

Таким образом, в торгово-экономической сфере остаются некоторые преимущества и заделы для дальнейшего развития российско-монгольского сотрудничества.

 

В целом для России развитие во внешней политике монгольского направления является перспективным и более того необходимым. Экономически Монголия как маленькая и небогатая страна не может представлять большого интереса, сегодня даже с крупнейших российско-монгольских совместных предприятий в бюджет России поступает намного меньше средств, чем в монгольский (что связано с переоформлением обновленных учредительных договоров, где вместо 50/50 уставной капитал был изменен в соотношении 49/51 в пользу Монголии), однако Россия заинтересована на современном этапе инвестировать монгольскую экономику в крупных размерах с целью усиления своего экономического, а, следовательно, и стратегического влияния в регионе, что представляется значимым в условиях бурного роста вызовов со стороны стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

 

А С. Акулова

Газета "Новсти Монголии" № 46 от 17.11.2016, № 47 от 24.11.2016


Теги: Монголия, Россия, экономика, сотрудничество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий